САЛЬНИКОВ Юрий Александрович

Юрий Александрович Сальников

родился 6 ноября 1962 года в посёлке Сельцо Брянской области в семье рабочего. Окончил Сельцовскую среднюю школу №3. Рано остался без отца.

После восьми классов поступил в Брянское профтехучилище №7, по окончанию которого в 1980 году устроился электромонтёром на Бежицкий сталелитейный завод.

С 1981 по 1983 год служил в армии, принимал участие в строительстве Байкало-Амурской магистрали. Вернувшись домой, продолжил трудовую деятельность на БСЗ. В последующие годы работал разнорабочим, грузчиком, плотником, слесарем.

С 1993 года публикуется в периодической печати и коллективных сборниках, в том числе, в журналах «Десна». «Форум» (Москва), в альманахе «Литературный Брянск».

В 1998 году получал государственную стипендию Союза писателей России.

Автор трёх поэтических книг – «Калинов цвет» (2001) и «Просёлок» (2004), «Россыпи звёзд на траве» (2013).

Член Союза писателей России с 2010 года.

Награждён Почётной грамотой Губернатора Брянской области (2014).

Живёт в городе Сельцо.

 

Перед поездкой в Красный Рог

Этой ночью шел я по бревну
Через речку весело и просто.
То, шутя, раскачивал луну,
То, летел на быстрых крыльях к звездам.

Размышлял о жизни сам с собой,
И была рубашка нараспашку,
А в руке кивала головой
Русская глазастая ромашка.

А потом, еще издалека,
Ожидал я страстного рассвета.
Заглянуть бы в прошлые века,
Чтоб запомнить нынешнее лето-

И пройди по множеству дорог —
Брянский край — в нём все места святые!
И пока мы помним Красный Рог,
Будут жить Великие Толстые,

В оживленных селах и в глухих,
В городах, что с каждым днем красивей,
И пока из уст звучат стихи,
Будет жить Великая Россия!

 

Письмо от А. К. Толстого

Меня волнует дух степной!
Шумят некошеные травы.
И колокольчиков бокалы
В ночи наполнились росой.

Душистым августом пьяны,
В степь звезды падают окрестно.
Звучат кузнечиков оркестры
В соку оранжевой луны.

Будь вечно молод, Красный Рог!
Земная ось моя, глубинка –
Ведет здесь каждая тропинка
Природы в царственный чертог.

Цветов божественный настой!
И в новом двадцать первом веке
Я — в каждом русском человеке —
Поэт, навеки ваш – Толстой.

 

Любимая женщина

С серыми глазами, смуглой кожей —
Поцелует — слаще нет вина,
И никто не сможет быть похожей
На нее — ни солнце, ни луна.

Ей дарю букеты повсеместно
Звонких колокольчиков в цвету.
Только лишь она — моя невеста,
Как пушинка счастья на лету.

Я хочу держать в объятьях радость,
Вечно на своих руках носить,
Чтобы никогда не оборвалась
В этом счастье шелковая нить.

Только к ней – родной, незаменимой
Мне на встречу хочется лететь.
Если мы расстанемся с любимой,-
Я готов сегодня умереть.

 

***
На окне задергиваю шторы,
Путаясь в предметах и вещах.
Золотые ты запросишь горы,
Бал и непременно при свечах.

Требуй страстно, мне не отвертеться:
Соберу на замок по грошу —
Сорок лет взволнованное сердце
Для тебя в груди своей ношу.

Будет ночь роскошной — бал и свечи…
А потом, как рыцарь, на руках
Унесу тебя, целуя плечи,
К золотим вершинам в облаках.

 

Семнадцатое сентября

Не умолкают рощи и дубравы,
Шумит еловый лес, сосновый бор.
Брянск – воинской и партизанской славой,
Навек вошёл в историю с тех пор.
Нам говорят об этом ветераны,
И сердцем невозможно позабыть, —
Войны той не затянутые раны
Мы никогда не сможем залечить.
Мы родились под чистым небосводом,
Но каждый боль утраты ощутил.
Почтим погибших память всем народом
Минутою молчанья у могил.
С улыбками на лицах, со слезами,
Сто граммами и чёрным сухарём,
Сентябрьский день с салютами, цветами! –
Был в этот день наш Брянск освобождён!

 

***
А гуси-лебеди — на юг…
Для них печаль-забота
Лететь туда, где нету вьюг,
На теплые болота.
Там жизнь покажется сытней,
Вольней, само собою.
Что ж станет с Родиной, Бог с ней,
Студеною зимою?…
Лететь подальше от беды:
И в небе перепалка,-
Зима суровее нужды.
И мне их, честно, жалко.
Мне лучше здесь, хоть и до слез,
Как жизнь не шла бы косо,
Жить не сумею без берез,
Без русского мороза.

 

***

Бледный, без куртки, без шапки –
И в сапогах до колен…
Крестятся бедные бабки:
«Что ж, ты, раздетый совсем».

Вздрогнули талые лужи.
Встречных встревожив людей,
Мальчик пронёсся, так нужно, —
Время кормить голубей.

Голуби влёт под окошки
С крыши вокзальной на снег.
Сыплются хлебные крошки, —
Слышен мальчишеский смех.

Мальчик, едва ли он школьник,
Серого гладит кота.
Кто – то сказал: беспризорник.
Кто – то вздохнул: сирота.

«С тёткой живу и сестрою», —
Гордо, чуток погодя, —
«Нет, я не стал сиротою.
Родина есть у меня!»

 

***
Бывает, радуюсь, как другу,
Я вдруг полуденному зною –
И босяком бегу по лугу
К реке с прохладною водою.

Вот я, как будто бы ребенок,
Мальков ловлю рубахой новой.
А рядом воду пьет теленок
С пятнистой мамою коровой.

А за мостом — крыжовник дикий:
Колючий, кислый он и все же! –
По речке солнечные блики
Мне в этот миг всего дороже.

 

***

Отдохну под ивой
В скрытном уголке.
Здесь, мой дом родимый
На Десне-реке.

Полнота природы
Рвется вширь и ввысь.
Пролетают годы,
Под названьем «жизнь».

Счастья образ нежный
Обронить нельзя.
Здесь — мои надежды,
Здесь — моя семья.

Был и вкус малины,
И калины вкус.
Взлеты на вершины –
И разбитость чувств.

Много мне и мало
Прожитого дня.
К вечеру, устало
Смотрят на меня,

Грустью лепесточков,
Но всегда без зла,
Голубых цветочков –
Мамины глаза.

 

Святая осень

Пробудившись, распахнул окно —
Светлое, искристое, хмельное
Утро, как мускатное вино,
На осеннем солнечном настое.

За глотком я делаю глоток —
Сердце рвется, сердцу нет покою!
И меня прохладный ветерок
Осыпает медною листвою.

Сам себе я рад! — И удивлен
Наконец-то сбывшимся прогнозам!
В солнечных лучах стою, как клен,
И шепчу взволнованно березам.

Пусть летят в заморские края —
С перелетных птиц любви не спросим,
Золотая Родина моя!-
И тебе к лицу святая осень.

 

***
С горы на портфеле, портфель — как салазки.
А ну-ка попробуй, меня обгони!
Сверкали сугробы от солнечной ласки,-
И красные в поле блестели огни.

Как будто бубенчики звонко звенели!..
Я тихо стоял на другом берегу…
А маленький мальчик с огромным портфелем
На речке замерзшей купался в снегу.

И синие губы, и пальцы — ледышки.
«Домой беги, мама согреет, любя! »-
Шутя, почему-то я крикнул мальчишке.
И в этом мальчишке узнал вдруг себя.

 

Серебряный ручей

Не первый взгляд, обычная водица:
Прозрачна, холодна — что из того…
За горизонтом солнышко садится,
И в окнах гасит свет вокруг село.

Едва угомонятся птичьи стаи,
Зевая сладко, выглянет луна,
Ручей — в одно мгновенье оживает
И серебром весь светится со дна.

С крутой горы бежит в густой осоке.
Внизу звенит в высоких камышах.
И потихоньку, где-то на востоке,
От глаз моих скрывается в кустах.

Я ближе подхожу, иду по краю,
Из веток перекидываю мост.
Тут, по воде руками ударяю —
И к небу подлетают брызги звезд…

Вспорхнула из-под ног ночная птица,
Чуть не задев меня своим крылом.
Я прихожу к ручью воды напиться –
И очищаю душу серебром.

 

Солнечная память

Солнечное счастье –
Зайчики по стенам.
Стул четвероногий,
Будто резвый конь:
Белоснежной масти,
Крут не по размерам…
Но учитель строгий –
Двойку ставит вновь.

Дважды два, нет спасу –
Галки на заборе:
Отмахнусь тетрадкой,
Дескать, все равно.
Плещется по классу
Солнечное море,
Ветерок украдкой
Распахнул окно.

С шалостью наивной,
Как песок сквозь пальцы,
Промелькнуло время
Неги золотой.
Нет игры той дивной,
Солнечные зайцы.
Я слегка растерян,-
Я почти седой.

Сберегаю нежно
Золотые нити.
Стали лица таять:
Школа, будто сон,-
Это неизбежно…
И тебе, учитель,
Солнечная память,
Мой земной поклон.

 

***
Счастье, когда возле дома
Солнцем нагретый песок.
Хочется в речку с разгона!-
Тайно сбежав на часок.

Повеселиться с задором,
Выкрикнув детству: привет!
Лазать по шатким заборам,
Не посмотрев на запрет.

Вишен вкусней нет зеленых,
Если в чужом рвать саду.
Хочется яблок печеных,
Шумной игры в чехарду.

Чтобы щенка белой масти
Мне подарили друзья!-
Это безумное счастье
Слышать от мамы: «Нельзя…»

 

***

Так мало знаем о живых;
Так много судеб неизвестных…
Война на снимках фронтовых
Гремит в альбомах бессловесных.

С вершин высоких и отвесных
Не видим близких и земных.
Так мало знаем о живых;
Так много судеб неизвестных.

Живем! Так, в буднях трудовых,
Почтим в упоминаньях лестных
В селеньях дальних и окрестных
Своих защитников родных!
Так мало знаем о живых…

 

Радужный сон

На кустах деревенской малины,
В переливах вечерней зари,
Кружевные висят паутины,
Золотистые, как фонари.

Обещаю, что скоро приеду
В деревеньку, хотя б на денек,
Где картошка в мундирах к обеду,
В самоваре горячий чаек.

А на ужин — налимы из речки,
Что в моих оказавшись сетях,
Запеклись со сметаною в печке –
В русской печке на жарких углях.

В лес пойду — ягод сплошь кладовая:
Ешь сейчас, собирай на потом…
Но из города жизнь трудовая
Не пускает бродить со жбанком.

Где тропа без начала и краю,
Там лесных колокольчиков звон —
О далёкой глубинке скучаю,
Часто снится мне радужный сон.

На кустах деревенской малины,
В переливах вечерней зари,
Кружевные висят паутины,
Золотистые, как фонари.

 

***
Проснулся рано. Началась гроза.
В окно берёза постучала веткой.
И по стеклу дождинка, как слеза,
На край скатилась каплей незаметной.
И хлынул дождь. В потоке ледяном,
Как лезвием ножа, пройдясь по нервам,
Хлестнула молния, ударил в небе гром,
Напоминая мне о сорок первом,
Не знал которого. Но виделись в окно
Бойцов до боли мне родные лица,
Похожие на деда моего,
Погибшего, чтоб я сумел родиться.

 

***
Дубравы молкнут, никнут ивы:
Здесь кровь рекой текла в огне…
И только братские могилы
Поведать могут о войне.

Вовеки не просохнут слёзы!
И каждый год, во всякий раз
Простые облачные грозы
Войною громыхают в нас.

 

***

Быть женою — твой талант,
Не любая сможет.
Ты не просто бриллиант –
Ты — всего дороже.

В холод мне теплей с тобой,
А в жару — свежее
В лодке, данной нам судьбой
Плыть, не сожалея.

На двоих у нас весло.
Посредине, краем —
Под названьем «Повезло»
Речкой проплываем.

Что же слезы серебрят
Щеки белых лилий?-
Ты, как алая заря,
С каждым днем красивей!

 

Весна

Сладкой прелью пахнул ветерок.
Все — до деревца — кажется новым.
Муравьи пробудились, пьют сок,
Умываются соком кленовым.

Разбежались под гору ручьи,-
Как трезвон колокольчиков слышен!
Забрались на коньки воробьи
И дерутся на солнечных крышах.

Отдышусь – наконец — то весна!
Распахну настежь окна и двери,
Чтобы бабочки в дом после сна
Запорхнули, как добрые феи.

Льется солнце, плывет в облаках,-
Все вокруг в будоражащих звуках.
И века замирают в стихах!..
И весна — в драгоценных минутах!

 

***

В зеркале в фас или в профиль –
Старость подходит, встречай.
Ночью — я пил черный кофе.
Не заварить ли мне чай?..

Трудно с утра организму.
Но говорила мне мать:
«Жизнь наливается жизнью,
Чуть начинает светать…»

Звезды тускнеют и гаснут,
Падая в дол наугад.
Белого месяца ясли
Низко над речкой висят.

Начал светлеть над землею
Тихих небес океан,
И все печали с собою
Сизый уносит туман.

Спелой зарей розовеет
В неге утра горизонт…
Что голова поседеет,
Мне горевать не резон.

 

В июне
Четвёртый час: рассвет в воскресном шуме, —
Я вспомнил о минутах роковых.
Вот точно так, война, как гром, в июне
Обрушилась на головы родных.
Казалось, что взорвался репродуктор –
И голос диктора холодный был, как лёд.
А в вещмешке моём: бельё, продукты –
И табачка немного, наперёд…
Плач женщины: «Война. Что будет с нами?»
И хрип мужчины: «Может быть, враньё…»
А над полями, чёрными крестами,
Уже кружится с криком вороньё …
Тут я очнулся: мир в краю родимом! –
И радовался этому рассвет.
Чтоб просыпался я всегда счастливым,
На той войне погиб геройски дед.

 

***

Все ж на праздники богатый
У меня сегодня день —
Снова праздник — возле хаты
Распускается сирень.

В чашке чай, но выйду с тостом!
В час сиреневой поры,
Удивительно и просто,
Бойко пляшут комары —

На закате в жгучей сласти.
И кого я ни спроси,
Просто, выпало мне счастье,
Здесь родиться — на Руси!

И бегут куда-то тени,
Будто сорок лет назад.
И глядят цветы сирени
На сиреневый закат.

 

В троллейбусе

Я молча разгадывал ребус
И бегло газету читал.
Но в полный народу троллейбус
Вошел в орденах ветеран.

С боями крушить лиходея,
Отдав и здоровье, и жизнь,
Шли деды, себя не жалея.
Поднялся я: «Батя, садись…»

Но батя смотрел будто мимо,
Не слушая просьбу мою:
«Не ехать же мне до Берлина», —
Ответил: «Сынок, постою…»

К окну подошёл победитель
И твёрдо стоял на ногах
А что, вспоминая, он видел? –
Повергнутый видел Рейхстаг.

 

Груши

Полез я на грушню, колючую грушню.
Поверь, ничего нету груш этих лучше.
И мне надерет мама вечером уши,
Но больно ж заманчивы сладкие груши.
Забрался, штанами цепляясь за ветки —
Уверен: понравлюсь девчонке соседке.
Румяней из всех и крупней примечаю! –
И солнышко тянется к грушам лучами.
И весело мне, я не чувствую боли,
Хоть ветки меня сотни раз укололи.
Глядит на меня ослепительно – звонко,
Поймавшая грушу, смеется девчонка.
Я имя ее – на руке вывел тушью,
И завтра я снова полезу на грушню.

 

День Победы

Привлек внимание прохожих
На главной площади трубач.
Трубит труба,- мороз по коже.
Внук шепчет бабушке: «Не плачь…»

А ей припомнилось то лето…
Проулки, улочки, сады,
Как будто не было рассвета,
Вдруг почернели от беды.

Она бежит е краюшкой хлеба
Вослед отцу, кричит: «Возьми!..»
И глохнут люди, глохнет небо
От слез, гармошек, толкотни.

Рев паровозный — в плач девчонка.
Отец: «Да будет… не мала…»
Но очень скоро похоронка
Ей с фронта на отца пришла.

В сундук запрятаны наряды —
Стоит девчонка у станка,
И смертоносные снаряды
Идут на фронт крушить врага!

С морей захватчики и с суши
К столице нашей подошли, —
Но русские святые души
Прочнее вражеской брони!

И не за звонкие монеты
Трубит на площади трубач –
Сегодня, праздник — День Победы!
Внук шепчет бабушке: «Не плачь… «

 

***
Едва до подушки, забавно, в новинку —
Приснится ж такое: под яркой луной,
Зеленый кузнечик, присев на травинку,
Играет в саду на гармошке губной.

В сад падают звезды из бездны студеной,
И россыпи крохотных звезд на траве.
И звонче кузнечик с хрустальной короной-
Росинка горит на его голове.

Тянусь из окна с благодарностью лету
За яблоком сладким, как мед, наливным!-
Пускаясь в полет на другую планету,
Сквозь время вдогонку за детством своим.

За бабочкой в полночь, за белой ромашкой!..
Почти забываю, что только во сне,
Я снова мальчишка с пластмассовой шашкой,
На купленном мамой кочалке-коне…

И тут же — будильник, неистовый прямо,
Как выкрикнет: взрослое утро пришло!..
Мне стало бы грустно, но милая мама,
Светясь, с фотографии смотрит тепло.

 

***

Золотой одуванчик
Распускает бутон.
Я когда-то был мальчик,
А возможно — был сон.

Поцелуй первый – тайна.
Над скамейкой ветла.
Помню, Маша случайно
Здесь ко мне подошла…

Наклоняюсь к колодцу,
Умываюсь водой.
Уходящему солнцу
Говорю я: «Постой…»

Птицы певчие в небе,
Над землею звеня,
В быль мою или небыль
Унесите меня.

 

***
«Катюши» бравые куплеты —
И рюмка звонкая хмельна.
Спасибо, доблестные деды,
Что доброй выдалась весна.
За небосвод высокий синий,
За праздник — полный стол еды.
Спасибо, деды, что в России
Стоят цветущими сады.
Живем мы, так или иначе:
Хоть разный нам и труд, и быт —
Мы собрались все вместе, значит
Никто из вас не позабыт! —
Те имена, что продолжают
Свой подвиг в мире и в труде,
И те, что золотом пылают
На чёрной памятной плите.

 

Мой мир

По скрытным уголкам, всю ночь в глуши бродил,
Я заблудился сам, но отыскал свой мир.
Дрожащий шум листвы, бегущий по кустам,
И капелек росы бескрайний океан.
Тропинку сквозь бурьян, в тумане камыши.
Ложбину, рощу, яр и звезды для души,
Поющий свет луны и небо в полный рост,
На речке валуны и через речку мост,
Хмельных лягушек хор, кузнечиков оркестр…
Здесь — мой сосновый бор. Здесь — мой еловый лес.

 

Плакучая ива

Падают камни с обрыва,-
Вот я уже на краю.
Пусть ты мила и красива,
Страшно тебя разлюблю.

Прожито, пройдено поле
Вех и мальчишеских грез,-
Высохли травы от боли,
Выцвели россыпи звезд.

Поздно, раздумывать полно.
Камни пусть катятся прочь.
Плещутся темные волны,
Тешится темная ночь.

Плачешь, плакучая ива,
Юность жалея свою…
Бросившись в речку с обрыва,
Страшно тебя разлюблю.

Видя свое отраженье,
Горько не плачь обо мне…
Может, найду утешенье
На острокаменном дне.

 

Признание в любви

А вдалеке — бесшумно блещут грозы.
А за рекой — распелись соловьи.
На лавочке сижу я под березой
И признаюсь тебе в своей любви.

Я на песке рисую на потеху —
По-детски забавляется душа…
Вот думаю, куда бы ни поехал,
Повсюду для меня ты хороша.

И нету ни поры такой, ни краю,
Где б ты была болезненно грустна.
Припав к земле, тебя я обнимаю,
Целуя крепко, будто бы в уста.

Из родника напьюсь твоей водицы.
Березоньку потрогаю рукой —
Пусть за рекой поют от счастья птицы,
И пусть рассвет алеет над рекой.

Труду я буду радоваться, хлебу!
И над тобой – бескрайней на века —
По ясному лазоревому небу
Пусть проплывают мирно облака.

Ты молодой останешься и милой!
Когда умру, забыв дела свои,
Прошелести березкой над могилой,
Мне признаваясь в трепетной любви.

 

***
Тебе пожелать я хочу –
Любимою быть до ста лет.
Глядишь ты, смущаясь чуть-чуть,
И тихо вздыхаешь в ответ.

Февраль. По земле Водолей
Рассыпал лазоревый снег.
Ты — многое в жизни моей,
Ты – счастье моё, мой успех.

Прильни ко мне – бьётся в груди
В ритм сердцу волнующий стих!
И сколько же лет впереди? –
Короткий, но радостный миг.

 

***

Забрызганы крупно и рубка, и рында.
Николай Рубцов

Утром, как принято, крепкого чаю.
Лампу настольную в полный накал,-
Я Николая Рубцова читаю:
Быстрая лодка, надежный штурвал.

Рубка и рында забрызганы крупно,
Весело тральщик бежит по волнам.
Футам под килем и ветру попутно
Белые чайки кричат по бортам.

Солнце лучи протянуло — и вскоре,
Из виду скрылся оставленный порт.
Синяя даль — бесконечное море.
И бесконечная цель — горизонт.

 

Фронтовик

Воронки, рытвины, траншеи,
Пороховая пелена –
Нет срока памяти длиннее!
И снится долгая война…

На поле брани нет обочин:
Сквозь ад — к победе напрямик!
Нередко слышится средь ночи,
Как стонет старый фронтовик.

Красноармейские ушанки…
Во сне кричит старик: «Пора,
В атаку!» — Вражеские танки
Берут солдаты на «ура».

Шальная пуля после боя! –
Врага страшнее тишина.
Вдруг фронтовик вздохнул: «Живой я…» —
Но продолжается война.

 

***
Цветы к огню — и память вечная!
По жилам — будто бы свинец.
Как в кадре: санинструктор девочка
И умирающий боец.

Бой вижу с «тиграми», с «пантерами».
Воронки поля посреди
Впились в меня глазами серыми,
И слышу: «Милый, потерпи…»

За передышкою короткою,
Вновь голос, ставший дорогим:
«Родимый город за высоткою,
Мы Брянск врагу не отдадим!»

Разрыв снаряда — сердце в пламени!
И гробовая тишина…
Сидит осколком в нашей памяти,
Став бесконечною, война.

 

***
Я, поздней ночью в октябре,
Разбужен листопадом.
Тебя не видно в конуре,-
Ни на крыльце, ни рядом.

В потемках, листьями шурша,
Мой дворик охраняя,
Не спи, собачая душа!
А дождь — как цепь стальная.

Но где ж восторженный привет?
Ни звука и ни знака…
А утром — скажет мне сосед:
«Подумаешь,- собака…»

 

***

Я увидеть хочу твой восторг –
Обниму горизонт и на гребне,
Будто мост, выгну радугу в небе
И под нею построю чертог.

С зеркалами — в них будешь смотреться.
И царицей будь в царском дому!
Ты — единственный друг мой, кому
Я доверился пламенным сердцем.

Я прижму тебя крепко к груди,-
Вдруг спрошу: «Разлюбила ты что ли?..»»
И умру от печали и боли!-
Если скажешь однажды: «Лети…»

 

***
Ярки солнечные блики,
Блеск захватывает дух.
И одежду, и ботинки
С ходу прячу под лопух.

Захожу с разбега в воду,
Ощущая по пути
Робкий трепет и свободу
Одновременно в груди.

Чем не сказочная сила?-
Дар природы — так бери!
Здесь особенно красиво
В пору утренней зари!

Камыши «горят» как свечки,
И дымком стоит туман.
Солнце в небе, солнце в речке!-
Рыбка плещет тут и там.

В частых лозах, в чистой сини
Не смолкают соловьи.
Звонкий уголок России –
Светлый краешек земли!

 

***

Я думаю о пройденном пути,
О настоящем дне и предстоящем.
Осенний лист мне под ноги летит,
Не сожалея будто о вчерашнем.

Там — колыбель, тут — труд, потом — погост.
Вдали сверкнет звезда, в реке потухнет.
Но я иду, раскачивая мост,
Хоть мост скрипит – и, кажется, что рухнет.

Пригнулись ивы в заводи реки,
В глухой ночи стоят, как оборванцы.
До хруста я сжимаю в кулаки
Насквозь свои прокуренные пальцы.

Всхожу на юр, до косточек продрог.
Пусть дождь, пусть снег, — мне плакать некрасиво,
На протяженье жизни, без дорог,
Не только я иду, идет Россия.

И для нее светает по утру.
Я запишу рассвет в свою тетрадку.
И знаю я, в тот день когда умру,-
Рожденье, труд — все будет по порядку.

 

//Брянские писатели-2015. Антология. — Брянск: типография СРП ВОГ, 2015. — с.306-315

Добавить комментарий

Читальный зал

Произведения наших авторов

Брянские писатели – о войне

Стихи и проза брянских авторов на военную тему

Надежда Кожевникова. Мариупольский Хатико

17 марта 2022 года. В Мариуполе идут упорные бои. Местные жители пытаются покинуть город, выставляют

Надежда Кожевникова. Вспомним трагедию Хатыни!

                                 Вспомним трагедию Хатыни!                22 марта 1943 года зондеркомандой (118 полицейский батальон, командир

Надежда Кожевникова. Россия. Провинция. Город Новозыбков.

   1.      1986 год. Авария на ЧАЭС. Нас, несколько женщин с детьми (юго-западные

Брянские писатели на страницах интернета

Александр Дивинский (поэзия) Александр Нестик Александр Ронжин (проза) Анастасия Вороничева (поэзия) Анатолий Остроухов (поэзия) Анна