Геннадий Соболев – о войне

Соболев Геннадий Анатольевич родился 8 ноября 1962 году в г. Трубчевск Брянской области в семье педагогов.

Профессиональный музыкант, педагог. С 2002 года –  директор Трубчевской детской школы искусств им. А. Вяльцевой. Отличник просвещения РФ.

Автор книг по истории Трубчевска – «Девять трубчевских колен династии Трубецких…» (2012) и «Брянский фронт в 1941 г. Драма и подвиг» (2014).

Особым направлением творчества Геннадия Соболева всегда являлось создание музыки на стихи земляков – поэтов Брянской области. Создан ряд песен на стихи членов Союза писателей СССР и РФ Виктора Козырева, Степана Кузькина, Владимира Маслова, Николая Поснова, Владимира Сорочкина, Павла Прагина и других. Эта работа была отмечена в 2006 году премией Бояна.

За период 2015 по 2016 год около двухсот стихотворений увидели свет в книгах стихов «Ностальгические сны», «Утро», «День наедине с солнцем». В 2017 году вышла книга стихотворений «Возвращение души».

В 2016 году вошёл в число финалистов ежегодного поэтического конкурса «Народный поэт» сайта Стихи.ру.

В настоящее время идёт работа над подготовкой новой книги «Вечерние размышления».

Член Союза писателей России. Живёт в Трубчевске.

________________________________________

БЕССМЕРТНЫЙ ПОЛК
Мы к маю увеличивали фото
Своих родных, кто был на той войне.
И воскресали умершие роты,
Давая силы новые стране.
По всей земле – от края до столицы –
Портрет к портрету – бесконечен ряд.
Ты посмотри – вокруг родные лица –
Бессмертный полк идёт на свой парад!
Не объяснить небесные законы:
Кем и когда запущен скрытый код?

Как будто не портреты, а иконы
Несёт страна на новый Крестный ход…
Тем майским утром с музыкой, цветами
Особой стала русская весна,
Ведь поднялась у нас над головами
Святая, Победившая страна!
В ней до сих пор источник нашей силы…
С надеждой и молитвой на устах
Идёт в строю та, дедова, Россия,
Идёт вперёд, у внуков на руках!

ВОЕННЫЙ ТРИПТИХ

1. НА ПИКУРИНСКОМ
В начале сентябре 1941 года у Трубчевска
развернулось крупное многодневное
встречное танковое сражение, надолго
задержавшее продвижение гитлеровцев.
6 сентября в трубчевском небе, над театром
боевых действий был совершён воздушный таран.
Неизвестному русскому лётчику,
танкистам 108-й танковой дивизии
141-й танковой бригады, всем воинам группы
генерала Ермакова посвящается
Кровавый сентябрь в сорок первом
Лёг шрамом на сердце страны.
В трубчевские рвался деревни
Пожар самой страшной войны.
И в сводках названья посёлков
Остались звучать до сих пор:
Бобовня, Ужа, Калачёвка,
Карбовка, Брусничный, Магорь…
Здесь танки горели, как свечи,
Десятые сутки подряд.
И сердце прикрыть было нечем:
«Умри, но ни шагу назад!»
Летали железные птицы,
Земля содрогалась от ран…
Вновь в памяти вспыхнет зарницей
Смертельный воздушный таран!
На Пикуринском сегодня тишина,
Спит любимая огромная страна,
На солдатскую могилу уронил листву свою
Старый дуб, снарядом раненый в бою…
Здесь обычно речи строги и просты,
И у танка снова свежие цветы…
Растворяют в трелях птичьих те далёкие бои
За Десною у Трубчевска соловьи.
Соловьи, соловьи…
за Десною – соловьи!

2. СЕНТЯБРЬ 41-ГО.
НЕОТПРАВЛЕННОЕ ПИСЬМО
                        (На основе письма солдата 282-й стрелковой
                         дивизии 13-й армии Брянского фронта)
Здравствуйте, милые матушка,
Дочка, отец и жена.
Эх, прикоснуться б хоть краешком
К вам, да мешает война.
Я из тринадцатой армии
Это письмо к вам пишу.
Здесь, среди адского пламени,
Вашей любовью дышу.
Между Трубчевском и Почепом
Мне воевать довелось,
Чтобы тебе, моя доченька,
В мире и счастье жилось.
Драться пришлось врукопашную
В полдень вчерашнего дня.
Пуля горячая, страшная
В сердце сразила меня.
Будет письмо похоронное
Птицею биться в окно.
Нам под домашними клёнами
Свидеться не суждено.
Память слезою горючею
Вспыхнет не раз в тишине.
Доченька, внукам… при случае…
Ты
расскажи
обо мне…

3. ГИМН БРЯНСКОМУ ФРОНТУ
Какие слова нам найти,
Чтоб знали и помнили люди,

Как встала страна наша грудью
Под выстрелы вражьих орудий,
И что предстояло пройти?..
Какие слова нам найти?
Вот если бы все имена
Солдат, умиравших под Севском,
Карачевом, Брянском, Трубчевском,
Унечей, Погаром и Мценском
Звучали во все времена –
Святые для нас имена.
Как сделать, чтоб внуки детей,
Героев войны величая,
Вставали в минуте молчанья
И помнить вовек обещали?
И не было б клятвы святей,
Чтоб знали и внуки детей!
Такие слова нам нужны,
Чтоб золотом были отлиты
В сердцах – это твёрже гранита:
«Никто и ничто не забыто!»
Такие слова нам нужны!
Чтоб не было больше войны!

СТАРЫЙ ФЛАГ
На старом чердаке, среди вещей забытых,
Я в царство паутин вошёл, как в мир иной.
Не помню, что искал среди шкафов разбитых,
Но вот из сундука предстал передо мной
В рулоне из газет и стареньких обоев,
Которые пришлось снимать за шагом шаг,
С рассохшимся древком,
пролаченым в два слоя,
Знакомый с детства мне
победный красный флаг.
И будто кто включил немую киноленту:
Мне меньше десяти, я с дедушкой вдвоём…
К особому для нас готовимся моменту –
На День Победы мы в колонне с ним пойдём!
Я к деду приставал с расспросами о прошлом,
Медалями звенел его большой пиджак,
Он начинал рассказ, совсем немногосложный,
А ветер развевал чуть выгоревший флаг…
Его он не снимал и после Дня Победы,
Покуда в белый цвет раскрашены сады…
Уж много лет прошло, давно нет рядом деда,
В каких мирах сейчас те майские цветы?..
Я флаг возьму с собой, хоть выгорели краски,
И обветшала ткань – пусть даже это так…
Не стану покупать материи атласной –
Дороже этот мне бесценный дедов флаг.
9 МАЯ 2015 ГОДА. ТРУБЧЕВСК
В который раз Победный День встречаем,
Наш город обновил свой праздничный наряд.
И в небесах Победу величают –
Два белых аиста над площадью кружат.
Весна кругом!.. А я представил осень…
Трубчевск. Окраина. И яблоневый сад…
Шёл сорок первый, было их сто восемь –
Расстрелянных фашистами солдат.
…Уж в наши дни, в две тысячи десятом,
Весной, когда ещё деревья не цвели,
За старым садом, на холме измятом
Четыре ямы те – расстрельные – нашли.
Средь черепов, раздробленных прикладом,
Колючей проволокой связанных людей
Лежали гильзы, сапоги и рядом
Косички девочки… с остатками костей.
Их хоронить почти весь город вышел.
Служил священник,
тихо пел церковный хор…
Куда-то мой сосед смотрел всё выше…
И поднял вместе с ним наверх и я свой взор.
Там, в небесах, неведомо откуда,
Из песни Френкеля, а может, из полей?
Особый знак то был, а может, чудо? –
Летели семь усталых журавлей.
Зачем кружили, снова возвращаясь?
Что разглядеть пытались с высоты?

В глазах моих всё больше превращаясь
В летящие небесные кресты…
Всё… Улетели в синий мир бездонный,
Оборвалась в душе ещё одна струна.
А на могиле братской у иконы
Остались каски, свечи, крест и тишина…
Появятся из мрамора таблички…
Но ты мне, память, в сердце сбереги
Те неистлевшие девчоночьи косички
И стаи журавлей печальные круги…

ГОРЯЩИЙ ТАНК
Цвет неба сегодня такой голубой,
Взят Врицен. И после обеда
Наш танковый полк вновь готовится в бой.
Осталось чуть-чуть до Победы.
Откуда немецкий возник самолёт
На бреющем дерзком полёте?
И даже был виден стрелявший пилот,
И знаки на чёрном капоте.
Секунды… он скрылся в небесный проём,
А тут, прямо в скопище танков,
Одну из машин охватило огнём,
Как будто пустую жестянку.
Ну, кто прозевал этот чёртов полёт?
Ведь танки стоят слишком тесно…
А боекомплект, если только рванёт,
Замесит кровавое тесто…
Что делать?.. Подкинул задачу фашист,
Решения нет и в помине…
Но вдруг подбежал худощавый танкист
К горящей железной машине.
Он с места рванул огнедышащий танк,
Мелькнуло: «Что будет – то будет…»
Стучала в висках кровь горячая так,
Что впору молиться о чуде.
А чудо – отсюда далёко оно…
Там – Болхов. И детство. И воля.
Там мама и дом, где в любое окно
Глядит частокол колоколен…
А танк разгорался сильней и сильней,
Несясь сквозь колючий шиповник.
«Ты что же творишь,
бесшабашный старлей?», –
Вдруг выдохнул тихо полковник, –
«У нас этот парень воюет давно,
Осталась на сердце зарубка»…
И перед глазами, как в старом кино,
Под Прохоровкой – мясорубка…
Там, в Болхове, городе многих церквей,
Вдруг ставшая старенькой мама
Тихонько вздохнёт и рукою своей
Погладит портрет в старой раме…
А танк к перелеску уже подлетал,
В завесе из дыма и гари…
Полковник беззвучно кому-то шептал:
«Неужто не выскочит парень?..»
Сумел. Перед взрывом успел… Отбежал.
Броня – в огневом ореоле.
И только в глазах у танкиста дрожал
Цвет неба над болховским полем…
Я знаю себя, я бы так не сумел,
У каждого – личная доля.
А этот танкист был удачлив и смел,
То был мой родной дядя Коля.

Читальный зал

Произведения наших авторов

Надежда Кожевникова — о войне

Возьми меня, мой милый, на войну               Возьми меня, мой милый, на войну! Ведь ты

Брянские писатели – о войне

Стихи и проза брянских авторов на военную тему

Надежда Кожевникова. Мариупольский Хатико

17 марта 2022 года. В Мариуполе идут упорные бои. Местные жители пытаются покинуть город, выставляют

Надежда Кожевникова. Вспомним трагедию Хатыни!

                                 Вспомним трагедию Хатыни!                22 марта 1943 года зондеркомандой (118 полицейский батальон, командир

Надежда Кожевникова. Россия. Провинция. Город Новозыбков.

   1.      1986 год. Авария на ЧАЭС. Нас, несколько женщин с детьми (юго-западные